МОИ ЗАМЕТКИ ДЛЯ ИНТЕРВЬЮ ЛЕОНИД АФРЕМОВ

МОИ ЗАМЕТКИ ДЛЯ ИНТЕРВЬЮ

ЛЕОНИД АФРЕМОВ

С 1978 года, когда я закончил институт и перешёл на свои хлеба и до 1990 года – отъезда из СССР, у меня и идеи такой не было – жить творчеством. В Витебске рынка живописи тогда не было, думаю, он и сейчас не очень то появился. Итак – мне 23 года, жена не работает, т.к. сыну 1 год, стипендия и помощь родителей кончились. Творить хочется очень, кушать тоже. Я всегда считал, что бедность постыдна. Если у человека есть голова и руки, он должен жить достойно. Просто я разделял год на две примерно равные части – тёплую и холодную. В тёплую половину года я зарабатывал деньги у советского государства, заключая договора на оформление наглядной агитации. Этих денег с лихвой хватало на то, чтобы в холодную половину года творить. Продавать картины было негде и некому, да и уровень, как я сейчас понимаю, был не товарный. Но в качестве подарков друзьям и мелких взяток врачам и чиновникам, они были незаменимы.

В 1990 году мы переехали в Израиль, где вопрос заработка решался уже с точностью до наоборот. Рынок оформиловки в доступном мне виде отсутствовал, зато продать картины было вполне возможно. Произошло то, что я впоследствии сформулировал, как закон эмиграции. В новой стране деньги приносят хобби, а не профессия. В самом деле – до сих пор живопись меня не кормила, значит она была только «хобби». Но за 15 лет занятий этим «хобби» я, что называется, набил руку. Сначала продавал картины на уличных выставках, потом устраивал передвижные выставки, потом открыл свою галерею.

С 2002 по 2010 гг. Я жил в Маями. Там перешёл исключительно на интернет продажу. Сейчас моя семья и я обосновались в Мексике, на берегу Карибского моря. Дальше, думаю, не поедем. Продаю картины на своём сайте www.afremov.com. Последние 10 лет выставок не устраивал, т.к. картин у меня нет ни одной, все они покупаются раньше, чем успевают высохнуть. Всеми организационными делами занимаются двое моих сыновей, я только пишу и ни на что не отвлекаюсь.

Такие понятия, как творческий кризис, апатия, а также и вдохновение, мне неизвестны. Это любительский лексикон, а я профессионал. Приведу цитату из фильма «Ландыш Серебристый»: «Любитель пишет песню, когда есть вдохновение, а профссионал выдаёт хит к среде.» Я прихожу в мастерскую в 9.00 и ухожу в 17.00. В промежутке делаю то, что никто как я сделать не сможет, и это всегда сделано на максимуме моих возможностей. Халтурить я не умею, даже если и захочу.

Если критика конструктивная, принимаю к сведению. Завистников жалею.

Практически все известные нам великие художники, за редкими исключениями были прекрасными бизнесменами и были богаты. Парадокс в том, что бедный будет думать только о заработке, клинические бессеребрянники крайне редки. Богатый и признанный художник гораздо более свободен в своём творчестве.

Секрет коммерческого успеха всегда один и тот же. Мало быть как все, мало быть лучше всех, нужно быть единственным. Это секрет успеха не только коммерческого, но и на любом поприще.

Как я достиг признания? Я ещё не достиг.

Сколько я себя помню, я всегда рисовал и никаких других вариантов кроме художника не было.

Пока правая рука сможет держать мастихин, буду писать, потом умру.

Моя формула таланта такова: 10% способностей + 90% каменной попы.

Я смотрю на мир открытыми глазами, стараюсь увидеть красоту в любом проявлении окружающего мира. Ещё мой учитель, народный художник БССР Исаак Боровский, внушал мне, что главное в искусстве — красота. Нужно учиться видеть её вокруг себя и уметь переносить на холст. В моём случае красота – это цвет, сочетание красок, создающее цветовую гамму. Изображение, сюжет – вторичны, первичны вибрации цветовых мазков. Именно они только и могут воздействовать на подсознание, подобно музыке. То, что воздействует на разум а не на чувства – не искусство.

Мне быть творческой личностью помогает джазовая музыка, разумеется классическая. Слушайте импровизации великих, это освобождает подсознание.

Люблю путешествовать, смотреть новые места, к сожалению удаётся не так часто, как хотелось бы.

Восхищаюсь моими земляком Марком Шагалом. Он настолько уникален, что у него нет даже серьёзных подражателей. Он полная моя противоположность по стилю и духу, поэтому я могу наслаждаться им от души. У импрессионистов, а я отношу себя к этому течению, всегда непроизвольно хочется какую-нибудь идею украсть. (Меня самого в этом смысле обворовывают все, кому не лень. Увы, я не Шагал.)

Творческий человек, особенно живописец, художник никогда не может уйти ни в отпуск, ни на пенсию. Если сможет, значит художником он только притворялся.

Меня, может быть, считают богемой, а пашу, как раб на галерах, иначе останешься посредственностью.

Я рождён, чтобы работать, а что выйдет из моих трудов судить уже не мне.

Никем другим я не стал бы.

Моя мечта поехать в кругосветный круиз на год. Но я точно знаю, что на третий день затосковал бы, а на десятый сбежал бы в свою мастерскую.

К сведению – никогда не пишу на пленэре и вообще в чужих местах. Пишу только по памяти или воображению. Натура мешает, сковывает. Можно использовать её на подготовительном этапе, но творить я могу только, если не имею ничего перед глазами.

Гениальность – это поцелуй Бога. Гении – пришельцы с небес, нам их не понять и не оценить.

1 ответ на “МОИ ЗАМЕТКИ ДЛЯ ИНТЕРВЬЮ ЛЕОНИД АФРЕМОВ

  1. Как всегда — все так просто, жизнерадостно и позитивно. Вы из людей, которые любят жизнь и видно, что эта любовь взаимна! Творите, ради всего светлого, что есть в творчестве и всего прекрасного, что есть в мире!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s